Чего на самом деле хочет МВФ? Часть 2

Чего на самом деле хочет МВФ? Часть 2

В предыдущей части я рассказала о том, почему Международный валютный фонд является самым ярым, последовательным и честным борцом с украинской коррупцией. Сегодня — про цену доверия к власти «здесь» и «там». А также о том, почему каждый украинский президент был готов принести в жертву Международному валютному фонду упрощенную систему налогообложения для малого бизнеса.

МВФ на протяжении многих лет последовательно требует от разных правительств — президентов Кучмы, Ющенко, Януковича, а сейчас Порошенко — разумной налоговой политики, свободного перемещения капитала, рациональной бюджетной политики.

Бюджет — краеугольный камень отношений с МВФ. Зачем Фонду заботиться о стабильности экономики Украины? А всё просто: МВФ — самый обычный кредитор, как любой банк. И этот кредитор рационально просчитывает возможности заемщика — страны — платить по кредитам и сейчас, и в перспективе. Долги государство возвращает из бюджета. Поэтому МВФ, с одной стороны, постоянно «пинает» все правительства делать реформы ради стабильного предсказуемого роста экономики. С другой — пристально следит за состоянием госбюджета.
Не надо питать иллюзий, что «МВФ — добрый дядя, который заботится о благосостоянии украинцев». Совсем нет. Валюта от МВФ просто помогает Украине избегать дефолтов из-за бестолковой экономической политики всех правительств последних 20-ти лет нашей истории. Также валюта от МВФ обеспечивает Украине и каждому из нас возможность покупать импорт — от простейшей одежды до газа на наших кухнях, — и создает резервы валюты, которую могут выводить из страны западные корпорации в виде прибыли и дивидендов. В значительной степени МВФ — лоббист их интересов.

Это на самом деле парадоксальная ситуация: простая логика подсказывает нам, что именно украинская власть должна предпринимать все шаги, которые способствуют росту экономики. Она ведь, наравне с нами, заинтересована в стабильной процветающей Украине.
Но нет. Мы многие годы слышим о миллиардных хищениях из бюджета. Читаем о десятках миллиардов долларов, выведенных олигархами в оффшоры. Наблюдаем, как стараниями лоббистов крупных олигархических корпораций появляются законодательные лазейки, позволяющие недоплачивать налоги на миллиарды гривен. Мы слышим о более шикарных яхтах олигархов, об имениях чиновников, о многомиллионных премиях руководителям госкомпаний. С этим ни одно правительство системно и эффективно не боролось. Тем не менее, при каждом из президентов — начиная от Кучмы, заканчивая Порошенко — в зоне риска оказывались упрощенные формы налогообложения для мелких предпринимателей.

Ради сохранения благосостояния своих друзей из рейтингов Forbes любая власть в дискуссиях с МВФ готова была принести в жертву на заклание целый класс мелких предпринимателей, число которых колеблется около двух миллионов человек. Они сами создали свои рабочие места, не просят помощи у государства, кормят свои семьи, да еще и налоги платят. Но каждый раз каждая власть прибегает к манипуляции и передергиванию, якобы ликвидации упрощенных режимов налогообложения требует МВФ. Нет. МВФ просто требует навести порядок в налоговых авгиевых конюшнях: прикрыть историю с офшорами, уменьшить возможности законного увиливания от уплаты налогов на миллиарды гривен покупателями фешенебельных яхт и личных бизнес-джетов.

Вместо этого пытаются надавить на малый и средний бизнес, чтобы удовлетворить аппетит бюджета, но при этом не трогать фигурантов рейтингов Forbes и казнокрадов. Ведь расхитители бюджета — свои, чужие там не ходят. Олигархи — тоже свои, с другими договорились, третьих боятся. Мы оказались в такой дикой ситуации, когда МВФ — единственный, кому нужен понятный, прозрачный, бездефицитный, стабильный и реалистичный бюджет. МВФ единственный, кому нужно разумное равномерное налогообложение — и гигантских, и больших, и маленьких бизнесов. Он же, как кредитор, заинтересован в экономическом росте — чтобы Украина могла возвращать долги.

Где же корень зла?
Деньги от МВФ — это просто долги. А вот вопросами притока валюты от экспорта и инвестиций должно заниматься правительство. Но что происходит на самом деле? Есть лишь многолетние разговоры о «рішучих нестримних реформах». Половина экономики десятилетиями в тени и выходить оттуда не собирается — это лучшая оценка всем реформаторским потугам каждого правящего режима. Для легальной половины экономики власть постоянно ужесточает налоговый и административный прессинг. Как следствие, внутренний бизнес сворачивается, уходит в тень или выводит доходы из страны. А это и отток валюты. Ведь никто не будет выводить гривну в Прибалтику, на Багамы, Гибралтар, Британские Виргинские острова, в Панаму или на Кипр. Туда утекает дефицитная валюта.

Откуда может взяться рост бюджетных поступлений, если сворачивается «белая» экономическая активность? А зарубежные бизнесмены, наблюдая за происходящим у нас, тоже не толпятся на границе Украины со своими инвестициями. Притока валюты по этому каналу тоже не может быть.

Украина застряла в индустриальной экономике образца начала XX века. Приток валюты традиционно обеспечивает аграрный экспорт. А до потери Донбасса — сырьевой металлургический и химический экспорт худо-бедно удовлетворял потребности страны в валюте. Хоть украинские младореформаторы последних лет очень любят патриотично глумиться над «бешенной бензоколонкой» на востоке от Украины, наша экономика недалеко ушла от аналогичной «ресурсной иглы».

Как только на внешних рынках сокращается спрос или падают цены на сырье, Украине приходится снова обращаться к МВФ за валютой — чтобы сократить ее дефицит и не спустить курс гривны. Страна за четверть столетия так и не сумела создать заметный канал притока экспортных долларов или евро, кроме зерна, металла и леса. Валютные переводы заробитчан, которые уже превысили объемы прямых иностранных инвестиций, не в счет.
Все эти проблемы годами копились, но годами и не решались. Поэтому сегодня финансирование от МВФ для Украины жизненно важно. Но когда кто-то говорит, что Украина могла бы обойтись без денег Фонда — это тоже отчасти правда.

Многие готовы рвать на себе рубаху за доверие к политикам или «за» патриотичную власть, но все это враз разбивается, когда каждый для себя решает, где хранить личные сбережения. По разным оценкам 40-60 миллиардов долларов находятся на руках у украинцев. Не на банковских счетах и депозитах, а в чулках, матрасах, зарыты под грушами. Это и есть измеримая величина доверия к власти, воплощенной в правительстве, парламенте, Национальном банке. И эта же власть с упорством, достойным лучшего применения, выпрашивает у своего главного зарубежного кредитора в лице МВФ транши в размере $ 1-1,5 миллиарда.
Чтобы жить без кредитов Фонда, нам нужны простые вещи: процветающий бизнес, разумное равномерное налогообложение, отход от сырьевой экономики, которую контролируют крупные олигархические корпорации. Это даст стабилизацию экономики, обеспечит платежеспособный внутренний рынок. Украина — большая страна с 40 миллионами покупателей, теоретически довольно привлекательная для любого инвестора. Прямые иностранные инвестиции — вот еще один канал поступления потенциально огромных объемов валюты, исчисляемых десятками миллиардов долларов или евро, вместо кредитов МВФ.

Ради этого Фонд пытается заставить все украинские правительства создать привлекательные условия для работы национального и международного бизнеса в Украине. Тогда мы получим валюту в нужных объемах. Тогда страна слезет с кредитной иглы МВФ и сможет возвращать ему долги, не влезая в новые. Фонду просто нужны гарантии возвратности его кредитов. Борьба с коррупцией, судебное обеспечение защиты прав, возможность в суде отбиться от чиновников или рейдеров — разве это всё нужно Фонду? Нет. Это всё нужно Украине для процветания ее экономики и притока валюты, наполнения бюджета.
Почему же обычный экономический вопрос сотрудничества Украины с одним из ключевых кредиторов постоянно переходит в плоскость политических дискуссий? Здесь тоже все до смешного просто. Во-первых, любая власть боится признать собственную несостоятельность в создании растущей экономики, в которую будут идти десятки миллиардов иностранных инвестиций. Во-вторых, каждая власть пытается спихнуть все свои провалы в экономической и социальной политике на «злой МВФ» — так удобнее.

Для завершающей части нашего «разбора полетов» о том, почему МВФ является и крупнейшим кредитором, и одновременно самым упрямым украинским реформатором на протяжении двух десятилетий, я оставляю вишенку на тортике: при каких условиях правительство могло бы хоть дарить газ нам — бытовым потребителям, а МВФ не был бы против. И почему все поколения правящих элит Украины создают миф про «злой МВФ, который требует, угрожает и запрещает».
Читайте на сайті Корреспондент.NET